Новости
28 марта 2018, 04:02

Зареченец Владимир Ширшков – один из тех, кто стоял у истоков ядерного оружия

«Только не надо преувеличивать наши старческие подвиги. Их не было. Была работа», – попросил во время беседы Владимир Ширшков (на фото крайний справа).

Высокий, сухощавый, немного похожий на Дон Кихота, он в свои 85 лет помнит каждый прибор. 

Кажется, и сейчас соберет и разберет любой с закрытыми глазами. 

Это и неудивительно. Всю жизнь Владимир Михайлович, бывший главный конструктор ПО «Старт», выполнял военные заказы государственной важности. Вот такая у него была работа.

«Лего» военного времени

В Пензу семья Владимира Ширшкова переехала из Винницы, когда ему было 4 года. В школу пошел уже в войну. В детстве о конструировании и не помышлял – возможностей не было. 

Зато после войны на Пензе-2 стояли эшелоны с техникой. Мальчишки постоянно около нее крутились. И «конструировали» по мере сил. 

Доставали из колес шарики – из рогатки стрелять. Приспособили сломанную зенитку под карусель. Бросали в костер мины без детонатора. 

Иногда такие эксперименты заканчивались трагедией.

 «Однажды 13-летние мальчишки забрались в кабину самолета, – вспоминает Владимир Михайлович. – И вдруг взрыв. Несколько ребят погибли. Остальных покалечило».

«Бомба так бомба!»

33-летнего зареченца назвали одним из лучших молодых ученых Росатома

Любовь к математике привела Владимира Ширшкова в Пензенский индустриальный институт. 

На 4 курсе туда приехал человек в черной шляпе – отбирать студентов. Куда – не сказал. Оказалось, в Арзамас-16.

То, что город закрытый, Владимир Михайлович не знал. Что там делают – тем более.

«В первые дни на заводе было скучно, – улыбается он. – Пошел к начальнику, чтобы перевел меня в сборочный цех.

 «Знаешь, чем мы занимаемся? – прищурился тот. – Бомбу делаем!» А я: «Бомбу так бомбу».

Чему научила «бочка»

В 1955 году Владимиру Ширшкову доверили первую в его жизни разборку изделия РДС-1. 

«Наука у нас была на высоте. А практики никакой, – подчеркнул Владимир Михайлович. – Вот сколько изделие может лежать? Год? Пять лет? 

И как действует радиация на органику – резину, клей? Этого никто не знал». 

Приходилось учиться опытным путем. Ему доверили разбирать так называемую «бочку». 

«На ней был такой гриф секретности! Думал – суперсложная конструкция, – смеется Владимир Михайлович. – А оказалось, сделано просто. Даже дубово. Но надежно».

Арзамас-16 стал для него настоящим университетом. Здесь он набивал руку. И шишки тоже. 

Потом 20 лет отработал в Свердловске-45. А в 77-м году переехал в Заречный.

Плутон и красное дерево

В 80-х годах на ПО «Старт» началась массовая разборка ядерных боеприпасов, которые свозили со всей страны. 

Их бы побыстрее отправить на комбинат в Озерск, а там не берут – некуда. Деталей, содержащих уран и плутоний, на заводе скопилось столько, что счет пошел на тонны. 

Решили вывозить сами. Но как? По железной дороге опасно. Американцы предложили свои контейнеры. А в их чертежах указано, что один слой должен быть из… красного дерева. 

«Мы за головы схватились – откуда его столько взять? Обсуждали это серьезно, – вспоминает Владимир Михайлович. – Оказалось, что переводчик ошибся. Речь шла о красной сосне – секвойе. 

В итоге был разработан свой контейнер. Их секвойю заменили нашей сосной». 

Тысячи таких контейнеров вплоть до 2003 года отправляли в Красноярск – в подземное хранилище.

Урановые змейки и аргон

«Меня часто спрашивают, было ли страшно, – удивляется Владимир Ширшков. – Никогда не было!» 

Кроме, пожалуй, одной ситуации. 

«Наш завод с зарядами дело не имел, – подчеркнул ветеран. – Но мы постоянно отправляли в комплекте детали от зарядов. До мельчайших винтиков и шайб. Их надо было складывать в отдельные пакеты, которые после комплектовки приходилось не раз открывать.

Росатом признали лучшим работодателем России

Разборка шла в казематах на Базе оборудования. Но работать с ураном надо в суховоздушном помещении. Или заполнять комнату инертным газом.

Ведь при реакции с влажным воздухом получается опасный гидрид урана. Нужного оборудования в казематах не было.

И вот когда мы стали открывать пакетики, по урану поползли голубые змейки – пламя. Честно скажу – стало не по себе. Доложили в главк. 

Пока ехала комиссия, мы нашли выход – заполнили бочки инертным аргоном. Он чуть тяжелее воздуха и поэтому не вытекает. Опускали туда пакетики и работали».

Не за подвиги – за работу

Госпремию Владимир Ширшков получил в 1983 году – за участие в разработке крылатой ракеты. Премию правительства в 1999-м – за создание новой техники. 

Он кавалер ордена Трудового Красного Знамени. Человек, который умеет делать свою работу без всяких подвигов…

Спецпроект "УШЕДШИЙ ЗАРЕЧНЫЙ"
comments powered by HyperComments

Интересное
Загрузка...









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg